Желтый код

        


Хороший рассказ о жизни с желтым кодом не ковид-диссидента, но просто критически мыслящего человека – такое в Китае редко можно услышать. Если цвет кода в телефоне меняется с зеленого на желтый, это означает, что человек находится в группе среднего риска, ему надо самоизолироваться на 7-14 дней и пройти тестирование.

«С момента возвращения в Сиань из Тибета большинство моих передвижений ограничено радиусом в несколько сотен метров от моей квартиры. Я спускаюсь поесть рисовой лапши, затем возвращаюсь обратно и продолжаю писать. В редких случаях я могу забрать посылку по пути. Самое дальнее, куда я хожу, - это к отцу. Для этого нужно ехать на метро и идти пешком. Всякий раз, когда я еду, я соблюдаю социальную дистанцию, надеваю маску и всегда дохожу до первого вагона метро. Я делаю все это по привычке. Кроме того, мой график сна противоположен графику большинства людей. Когда все работают, я сплю, и наоборот, поэтому я никогда не выхожу на улицу в час пик.

При всех этих мерах предосторожности я не сдал ни одного теста на COVID-19 во время поездки в Тибет. Я прошел через все пункты досмотра благодаря своему зеленому коду здоровья, своему коду поездок и небольшому количеству приятных слов. Говорить правильные вещи инспекторам тоже всегда помогает. Они просто измеряли мою температуру и отпускали меня.

Я был очень осторожен. Днем я ездил на мотоцикле, поэтому, конечно, ни с кем не контактировал, а ночью, перед тем как зайти в отель, надевал маску. Они разрешили мне заселиться только после того, как я прошел через строгую процедуру проверки на COVID-19.

Несмотря на все это, несколько дней назад мой код здоровья стал желтым. Я также получил два текстовых сообщения, информирующих меня о том, что я проехал через зону повышенного риска и теперь должен провести карантин дома. Последние предложения привлекли мое внимание: "Ваш код здоровья будет постоянно обновляться по мере изменения условий пандемии. Пожалуйста, следите за обновлениями".

Я живу в районе Яньта города Сиань, всего в нескольких километрах от Большой пагоды диких гусей, где мастер Сюаньцзан переводил буддийские писания. Так получилось, что туристы из Шанхая - те, из-за кого произошла вспышка пандемии на северо-западе Китая, - посетили Большую пагоду диких гусей. Внезапно жители Яньта стали самыми большими изгоями в Китае. Везде вокруг Сианя, если у вас был номерной знак Шэньси, дорожная полиция отказывала вам - "Езжайте куда хотите, только не сюда".

Точно так же, как в прошлом году с хубэйскими номерами.

Для меня лично это был огромный удар, потому что мне приходилось покидать свой жилой комплекс, чтобы поесть. Но если бы я вышел, я бы не смог вернуться обратно. Один взгляд на мой желтый код здоровья, и охрана остановила бы меня. Я абсолютно ничего не мог сделать.

Сообщения были отправлены с номера, который не был номером мобильного телефона. Я не мог ни написать, ни перезвонить. После того как мой код стал желтым, все, что там было раньше, например, портал государственных услуг, районные службы, информация о месте тестирования COVID-19... все это исчезло. Остался только большой значок "желтый код" и несколько общих сообщений о безопасности.

Это не имело никакого смысла. Они должны были хотя бы оставить сайт центра тестирования, нет?

Во всяком случае, этот пустой экран и эти суровые предупреждения заставили меня почувствовать себя так, будто меня увезли на необитаемый остров. Конечно, за окном проносились машины и продолжалась суета обычной жизни. Но все эти люди были «зелеными». Они могли идти, куда им заблагорассудится. А я? Я застрял. Я не мог ходить в продуктовый магазин, рестораны, кинотеатры. Я не мог ездить на метро или любом другом общественном транспорте. А если бы я вышел из своей квартиры, меня бы даже не пустили обратно...

Но это была даже не самая большая проблема. Моя главная проблема началась тогда, когда я сказал своей семье и друзьям, что не смогу вернуться домой, если отправлюсь на встречу, которую мы запланировали на следующий понедельник. Они все умоляли меня пойти и сдать тест.

Я не хотел идти.

Конечно, мои доводы были основаны на том, что я полностью знал историю своих поездок, обладал сильным чувством самодисциплины и соблюдал меры профилактики. Никогда и ни за что на свете я бы не позволил себе бегать по улицам, если бы плохо себя чувствовал. Один из моих самых больших страхов - создать проблемы для моей семьи, друзей и окружающих меня людей. Если я могу что-то сделать сам, я всегда делаю это сам, если я могу не беспокоить других людей, я никогда их не побеспокою.

К тому же, в уведомлении было четко сказано: я должен оставаться дома на карантине. Отлично, тогда пусть я просто останусь в своем кабинете и буду каждый день есть еду на вынос...

Я считаю, что тестирование - важная и необходимая мера борьбы с эпидемией. Но я не совсем понимаю, кто должен проходить тестирование и как оно проводится.

Бесплатные тесты проводятся партиями по десять штук. То есть десять мазков из горла (или носа) помещаются в одну и ту же пробирку, и если у кого-то из группы тест окажется положительным, то все десять человек будут оповещены или разысканы, и будут приняты меры.

Вы также можете заплатить за тест. Они стоят 60 юаней (в районе Чанъань). Очередь на них настолько длинная, что не видно, где она начинается и где заканчивается.

Когда я спросил у одного из сотен людей в очереди, оказалось, у них у всех желтые медицинские коды. Им пришлось придти. Но все теснились друг к другу. Что случилось с социальным дистанцированием? Если бы кто-то в очереди был «положительным», скольких людей он бы заразил?

Эта сцена наводила на меня ужас. Я разговаривал только с самым последним человеком в очереди и только с расстояния в несколько шагов. Как только я получил ответ, я обошел их и ушел.

Я был слишком напуган.

Это была главная причина, почему я не хотел проходить тест. Моей целью было доказать, что я здоров, но в процессе получения этого доказательства я мог заразиться.

Поскольку я знаю, что лично я в безопасности, я интуитивно не согласен с обязательным, всеобщим тестированием.

Это чувство идет из глубины души. Возможно, это то, что люди называют "гражданским неповиновением". Конечно, я знаю, что я всего лишь ничтожный "житель" (но я всегда считал себя гражданином, по крайней мере, гражданином мира).

Это просто мое личное ощущение. В сегодняшнем Китае об этом не принято писать, но это реальное чувство.

Когда друзья и семья говорят тебе, чтобы ты выполнял приказы властей, это огромное давление. (Только три человека из моего окружения поддержали мое решение следовать собственным взглядам. Спасибо брату Ниану за то, что он был самым решительным сторонником из всех).

Когда соблюдение становится коллективным выбором, когда оно влияет на все аспекты вашей жизни, а несоблюдение влечет за собой огромное количество реальных, практических проблем, динамика становится такой, что возникает огромное неравенство сил, как будто пытаешься подпереть гору прутиком.

Я знаю, что мои близкие просто хотят для меня лучшего, по-настоящему хотят. Они знают: я убежденный либерал и нонконформист, поэтому они беспокоятся, что эти проблемы, которые я сам себе создал, могут сломить мой дух, что мои внутренние терзания принесут мне всевозможные раздоры в реальном мире.

Поэтому они умоляют меня пойти на компромисс. "Тебя же не просят сделать укол, - говорят они. - Просто иди и сделай тест, и все закончится. А когда сделаешь, сможешь идти, куда захочешь. Не заставляй себя так страдать". Эти слова звучат убедительно.

Поначалу я действительно планировал сдаться.

В конце концов, я живой, дышащий человек. Мне нужно есть и пить. Мне нужно видеться с семьей и друзьями, ходить в кино, в книжный магазин - но никто бы меня туда не пустил. Еще немного, и у меня был бы срыв. Я просто не могу себе представить, как нормальный, здоровый человек может быть помечен "большими данными" как угроза только за то, что живет в районе, через который когда-то проходил COVID-положительный человек. Это похоже на сюжет из фантастического фильма, который я смотрел много лет назад, а теперь он стал моей реальностью.

Я не могу просто перестать навещать отца. Но если они не пустят меня в его комплекс, что я буду делать, силой пробивать себе дорогу? Охрана сразу же вышвырнет меня. Полиция посадит меня в темную камеру. Я не смогу их победить. На самом деле, в тот момент, когда мой код здоровья стал желтым, возможность пойти в супермаркет или театр не была первым, о чем я думал. Я боялся, что власти позвонят мне, а потом придут и заберут меня.

Реальность оправдала мои опасения. Вчера днем я прочитал: «Ваш код станет красным, если вы не пройдете тест после двух уведомлений». Можно представить себе последствия.

Так почему бы не пройти тестирование, подумал я. Иначе, что тогда?

Вчера утром я завел мотоцикл, достал телефон и перешел по ссылке, которую прислал брат Дао, чтобы найти ближайший пункт тестирования. Мотоцикл уже целых три минуты работал на холостом ходу, а я, все еще не выехав, ранним утром поздней осени шагал взад-вперед и размышлял: "Ты всегда советуешь людям оставаться сильными и не сдаваться, быть самими собой. Как ты мог позволить себе так быстро сдаться? Неужели это действительно все, на что ты способен?".

После пяти или шести минут колебаний я повернул ключ, заглушил мотор и вернулся наверх.

Сидя на балконе и глядя в окно, я думал о своих друзьях на государственной службе. Если на меня оказывалось такое давление из-за такой мелочи, то они, вероятно, потеряли бы работу, если бы приняли такое же решение, как я. Все их будущее было бы затронуто. И что бы они тогда сделали?

В тот момент я им сильно сочувствовал: вам всем приходится нелегко. Действительно. Когда от этого зависит ваше выживание, как вы можете выбрать что-то, кроме как сдаться?

Но даже если я пройду тест, решит ли это все мои проблемы? Как мне кажется, не обязательно.

Мой хороший друг, Юцай (псевдоним), вчера ехал на машине в один город на севере. Дорожная полиция увидела его номерной знак Шэньси и развернула его. Юцай объяснил, что он прошел тест, но полиция не приняла его тест, который был сделан пять дней назад. Полицейские сказали ему, что тест должен быть сдан в течение 48 часов (государственный стандарт - 15 дней), и велели ему вернуться. "Почему вы не разместили эту информацию в Интернете? - спросил Юцай. - Я проехал сотни километров".

Офицер был очень вежлив. "Прошу прощения, - ответил он, - мы просто следим за соблюдением правил. Мы не контролируем то, что публикуется в Интернете".

Я подозреваю, причина, по которой они не публикуют информацию, заключается в том, что, по словам правительства, результаты тестов действительны в течение 15 дней. Но, как это часто бывает, когда постановления центрального правительства исполняются на местном уровне, эти 15 дней превратились в 48 часов. Это институциональная инерция: по мере прохождения информации через бюрократию, от центра до низов, рекомендации становятся обязательными.

А для чего?

Может показаться, что они просто строго соблюдают правила, но каждое местное правительство действует, так сказать, как железнодорожная полиция – “каждый отвечает за свой участок".

Юцаю ничего не оставалось, как повернуть назад. На обратном пути, когда он проезжал через определенный город на западе, ситуация была совсем другой. Ни разу его не остановили и не попросили показать результаты теста.

"Если бы я действительно был носителем, - сказал Юцай, - я мог бы запросто въехать, понимаешь?"

Так что, как видите, это либо чрезмерная реакция, либо халатность. Вот как обстоят дела.

Некоторое время назад официальный канал Центрального телевидения Китая в ТикТоке сообщил, что с 9 ноября Южная Корея принимает политику "жизни с COVID-19", это означает, что они будут относиться к нему как к гриппу или любому другому инфекционному заболеванию. Армия идиотов высмеяла Южную Корею в комментариях. Мне грустно смотреть на это - более 100 лет, и ни малейшего прогресса.

Должны ли мы бороться с пандемией? Конечно, должны. На самом деле мы отлично справились с этой задачей в самом начале, когда социальное дистанцирование привело к снижению числа зараженных. Конечно, было и много возмутительных ситуаций, таких как блокирование дверей людей и квартир. Именно поэтому произошел тот случай, когда в Ухане женщина на балконе била в гонг, прося о помощи для своей тяжелобольной матери, которая живет одна.

Но по мере того, как пандемия распространяется по миру, многие страны, изначально сильно пострадавшие, начали нормализовывать ситуацию. Этим летом китайцы с благоговением смотрели не только на матчи Евро-2020, но и на моря людей, которым разрешили собраться на таких грандиозных мероприятиях во время глобальной пандемии. Кроме того, после окончания соревнований не было никаких масштабных вспышек. Это подтвердило правильность предыдущего прогноза эпидемиолога Чжан Вэньхуна:

«Наш успех в борьбе с пандемией был достигнут в основном за счет немедицинских мер, то есть административных мер: централизации, изоляции, блокировки. Эти меры подавляют производство и распространение. Мы рискуем отстать от других стран, добившихся успеха медицинскими методами. Наши административные меры неустойчивы».

Евро прошел без проблем. И все же здесь, как только мы обнаруживаем несколько единичных случаев заболевания, наступает конец света: людей заставляют выстраиваться в очередь на тестирование; автобусы, поезда и самолеты отменяются; дороги перекрываются, а магазины запираются на засов.

Можно ли найти баланс между административными и медицинскими мерами, учитывая при этом людские средства к существованию? В конце концов, причина, по которой мы боремся с пандемией, в первую очередь, заключается в том, чтобы заниматься производством и жить своей жизнью. Но слишком сильное подавление негативно сказывается на производстве, вы знаете, как работает наше правительство: верхи отдают приказ, а низы делают все возможное, чтобы спасти свою шкуру. А что касается жизни обычных людей, то сколько чиновников на самом деле заботятся об этом?

В течение трех дней я постоянно беспокоился, что придут агенты и заберут меня, или что мой медицинский код станет красным. Каждый день я просыпался, с тревогой проверял состояние своего медицинского кода и продолжал сидеть, оцепенело уставившись в стену. Мне хотелось вырваться, но я боялся, что не смогу вернуться обратно. И даже если бы я остался дома, я беспокоился, что меня заберут. К тому же я видел все новости, например, вчерашнее убийство целой семьи в Ухане. Я не мог спать и был измотан.

Но сегодня есть хорошие новости. Мой код здоровья сам по себе стал зеленым. Возможно, они следили за мной и увидели, что я не выходил из квартиры. А может быть, ситуация на местах улучшилась. Во всяком случае, я снова могу свободно передвигаться. Сегодня я специально съездил в соседнюю деревню, чтобы просто погулять и подышать свежим воздухом.

По сравнению с тем временем, когда пандемия только разразилась, ситуация несколько улучшилась, но мы явно не можем почивать на лаврах. Я по-прежнему поддерживаю строгие меры профилактики, особенно в местах скопления людей и на транспортных узлах. Но важно вот что: сможем ли мы правильно противостоять этой пандемии? Смогут ли местные власти удержаться от того, чтобы использовать ее для расширения своей власти над жизнью людей? И могут ли частные предприятия удержаться от извлечения прибыли из пандемии?

Как правильно поступить? Принять строгие меры предосторожности, но не паниковать. Не живите так, будто наступил Судный день. Делайте то, что вы должны делать. Если вы должны соблюдать карантин, соблюдайте карантин. Если вам нужно заниматься бизнесом, занимайтесь бизнесом. Если вам нужно куда-то ехать, езжайте туда. Если вам нужно путешествовать, путешествуйте.

Если вы больны, лечитесь. Если нет, живите своей жизнью. Все просто. Хорошо?»

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Хан Иван

Blyatman

Три фракции

Бандит и призраки

Большой Друг

Подполье

Похерфаним за ибайник

Чаек по-китайски

4 июня

"Капитан Фалькас" в телеграме

"Капитан Фалькас" в фейсбуке

RSS подписка

Подписка по почте

Get new posts by email: